ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И ГУМАНИТАРНЫЕ, РЕЛИГИЯ И ЖУРНАЛИСТИКА


Еще в 1974г. вышла книга американского журналиста Юджина Линдена "Обезьяны, человек и язык", где он описывает один из наиболее интересных экспериментов в зоопсихологии и лингвистике - преодоление извечного барьера в общении человека с животными. Наряду с поразительными фактами обучения шимпанзе знако-понятийному языку глухонемых автор излагает взгляды крупных лингвистов на природу языка и историю его развития. В СССР эта книга была издана в 1981г. (тираж 5О т.экз.). Интересно, что редактор перевода Е.Панов заостряет:"В этой "горячей точке" столкновения и взаимопроникновения гуманитарных и естественных наук не место мирному согласию и самоуспокоенности ученых".

Автору сайта близки и понятны поступки и мотивы взаимодействия выдающихся затворников, как в случае со львом на севере Африки, так и с медведем в древних Загорских лесах. Действительно, человек, серьезно относящийся к религии, никогда не будет "судить-рядить" другого человека, т.к. понимает, что он сам судим будет.


С 4.10.2008г. по 26.10.2008г. на радиостанции «София» игумен Иннокентий Павлов рассказал о содержании 22 глав ОТКРОВЕНИЕ СВЯТОГО ИОАННА БОГОСЛОВА (АПОКАЛИПСИС).

У верующих должно быть особое чувство меры и ответственности за попытку собственного толкования святого писания – ОТКРОВЕНИЕ СВЯТОГО ИОАННА БОГОСЛОВА. К сожалению, это часто нарушалось ранее. Нашим современникам тоже приходилось слышать такие толкования. Например, после пожара Останкинской телебашни, кому-то очень удобным представлялось достроить ее до высоты 666 метров; некоторые «экологи» предвещали экологическую катастрофу Москвы, удобно связав ее с наличием мавзолея; наконец, всем известна история с кодом ИНН. Недавняя история с пермскими затворниками также связана с попыткой собственного толкования святого писания – ОТКРОВЕНИЕ СВЯТОГО ИОАННА БОГОСЛОВА (АПОКАЛИПСИС). Ученые христианские богословы всех времен и народов считают, что числом 666 был помечен римский император Нерон.

Еще несколько лет назад игумену Иннокентию Павлову был задан вопрос: «Существует ли какое-либо особое отношение церкви к говорящим животным?». Игумен Иннокентий Павлов ответил, что никаких особых отношений к говорящим животным – птицам, а также другим животным, не существует.

Тогда студия радиостанции «София» находилась в старом здании МГУ, ауд. №333 факультета журналистики. После общения с игуменом Иннокентием Павловым, на пути к выходу, я встретил декана факультета журналистики Я.Н.Засурского. И тут я не упустил случая спросить: «Как журналисты сейчас отличают удобные решения от оптимальных решений. Я.Н.Засурский ответил, что в гуманитарных науках понятия оптимального нет?" И мы оба улыбнулись.

Наши животные еще несколько лет назад понимали и со знанием дела использовали более полусотни слов. Чем закончились наши многолетние попытки представить их в СМИ?

На радиостанции появилась заставка (голос продюсера по рекламе): «Реклама – это святое».

На телеканалах в период принятия заявок на рекламу появлялся знаменитый кот Борис и играл только в «немом кино».

Самая массовая реакция на любые наши предложения: «Вы хотите нас поссорить с церковью?»

Сейчас в Интернете Вы найдете массу разных видео с говорящими животными. В октябре 2007 года мы были первыми, когда предложили прослушать 4 звуковых файла с говорящими животными. Тогда в Интернете можно было найти только упоминания о феномене говорящих животных.

Наши специалисты по рекламе еще продолжают учиться у зарубежных коллег. Поэтому впервые реклама с говорящими животными должна появиться за границей, в передовых странах мира.

В январе 2003 г. Международные средства массовой информации сообщили, что в США несколько обезьян вдруг стали произносить четыре слова, причем это было совершенно неожиданно для людей, т.к. этому специально обезьяны не обучались. Это сообщение было передано и на наших СМИ. Кому тогда это было удобно?

Нам приходится лишь по-хорошему завидовать изобретателям развитых стран и американским ученым, которым Конгресс США находит достойные средства.

Некоторые наши изобретатели советовали нам сразу учить наших животных английскому языку, учитывая свой опыт реализации изобретений. Мы действовали исключительно из патриотических чувств, поэтому у нас только русскоязычные животные.

Св. Дмитрий Ростовский, митрополит Ростовский


Ниже приведена цитата и текст из первой части «Духовного алфавита» св. Дмитрия Ростовского, митрополита Ростовского (скончался митрополит Дмитрий 28 октября (8 ноября) 1709 года), от куда и была взята цитата.

"Итак, если кто истинно хочет познать Господа, познать себя и с Ним соединиться любовию, тот должен прежде познать всю тварь видимую и разумеваемую, чтобы иметь рассмотрение всех вещей и всей твари: от кого и для чего все сие – так, чтобы ни одна вещь не была от него утаена и не производила недоумения; потом познать себя и все о себе таинство; затем познать Бога и все Его неизреченные благодеяния. Так человек приходит в совершенное познание всего. Ибо подобает прежде уразуметь все дольнее, потом – горнее: не от высшего должны мы нисходить к низшему, но от низшего восходить к высшему. Поэтому Бог положил пред очами нашими всю тварь и все устроение мира как бы некое училище, или зерцало, чтобы, поучаясь, восходили мы от дольнего к горнему. Но если мы не познаваем дольнего, то как можем уразуметь горнее?"

АЛФАВИТ ДУХОВНЫЙ

"Алфавит духовный", составленный св. Димитрием, митрополитом Ростовским, есть книга весьма замечательная во многих отношениях, особенно же она замечательна по содержанию, изложению и расположению ее предметов.


По содержанию:

Высказав сначала главную мысль, что причиною Адамова падения было его неразумие – ненадлежащее знание себя, мира и Бога, потом святитель в настоящем своем творении собирает мысли и чувства, направленные против тройственной похоти, произошедшей от падения Адама и заразившей весь род человеческий, – похоти плоти, гордости житейской и похоти очес, дабы таким образом неведению противопоставить ведение и вооружить христианина на борьбу с главными страстями и пороками, от которых происходят и все прочие грехи.

Отсюда уже видно, что в "Алфавите духовном" содержится не что-либо другое, как духовная пища, или, по выражению св. ап. Павла, словесное млеко, – пища самая необходимая, самая лучшая и удобная для питания, укрепления и возращения жизни духовной в христианах, начинающих и совершающих дело своего спасения.

Как любящие отец и мать заботятся питать свое дитя сначала материнским молоком, а потом самою легкою и питательною пищею, чтобы оно росло и укреплялось в жизни телесно, так и святитель Божий Димитрий с великою любовью в своем "Алфавите..." предлагает самую легкую, сладкую и питательную пищу для возрастания и постепенного укрепления в жизни духовной младенцев Христовых.

Вообще, в "Алфавите духовном" заключаются мысли и чувства, составляющие основу истинно христианской, духовно-нравственной жизни. Здесь корень и начатки благочестия; это – евангельское горушное зерно, имеющее при благоприятных условиях возрасти в великое древо жизни вечно блаженной.

По изложению:

Содержанию "Алфавита..." вполне соответствует и изложение его. Великий святитель Христов с великим вниманием и отеческою заботливостью приготовляет свою духовную пищу для любимых детей своих: в изложении "Алфавита духовного" его каждая главная мысль неоднократно повторяется и разнообразится для того, чтобы осветить ее со всех сторон со всеми подробностями. Без сомнения, эта особенность изложения при всей возможной простоте его принята св. автором в видах педагогических, чтобы приготовить, удобрить, растворить и умягчить – сделать свою пищу настоящим словесным млеком, удобоприемлемым, удобоусвояемым, удобообращающимся в дух и силы начинающих дело своего спасения младенцев о Христе. Такое изложение для кого-либо, пожалуй, может показаться неискусным и скучным для чтения, но для понимающих дело и трудность духовного воспитания в таком именно изложении – верх искусства и самой благотворной питательности духа. Ведь и врачи советуют как можно больше разжевывать пищу, чтобы она была удобоваримее.

По расположению:

Самый порядок, или расположение предметов, содержащихся в изложении "Алфавита духовного", без преувеличения можно назвать премудрым. В нем прежде всего положено общее мировоззрение святителя, в котором сопоставляются между собою жизнь мирская и жизнь христианская, и делается отсюда вывод, что истинному христианину подобает радоваться о Едином Господе, а не о тленных вещах мира сего. Это, так сказать, почва, на которой создан "Алфавит духовный". Затем следует предисловие к любезному читателю и самый "Алфавит духовный", изложенный в алфавитном порядке, в котором кратко выражены почти все заповеди и добродетели христианские. В предисловии же этом святитель говорит, что книга составлена вообще для возбуждения и поощрения к исполнению заповедей Господних, а кратко в алфавитном порядке изложена она для того, чтобы удобнее изучить ее на память. Потом следуют одна за другой три части книги. Первая часть направлена против похоти плоти; вторая – против гордости житейской; третья – против похоти очес. В первой части двенадцать глав; во второй – десять; в третьей – одиннадцать. Всех глав 33 – по числу лет земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. В каждой главе – 10 пунктов. Наконец, предложены для каждодневной молитвы пять стихословий – по числу пяти чувств.

Высокое содержание, благоискусное изложение и стройное расположение предметов книги побудили меня перевести сию книгу со славянского – устаревшего языка – на современный русский и посвятить ее всему юному обучающемуся поколению и всем православным благочестивым христианам, начинающим и совершающим дело своего спасения.

9 декабря 1898 года еп. Иустин

Взгляд святителя Димитрия на мир сей и жизнь в нем Смотря на временный мир сей и человеческую жизнь, в нем волнующуюся, святитель Христов Димитрий составил свое размышление о том, что человеку – христианину подобает радоваться о Едином только Господе, а не о тленных вещах мира сего.

Вот это размышление: "Радосте моя, избави мя от обышедших мя, говорит пророк (Пс. 31,7). Некогда ангел сказал Товии: радуйся, Товие, радость тебе всегда да будет. Товия же отвечал ангелу: "Какая мне будет радость, когда я сижу во тьме, света небеснаго не вижу? Какая может быть радость душе в этой плачевной юдоли? Сидящему в темных и сени смертней, в бессловесных наследиях и ничего иного не ожидающему, как только смерти, как только исхода отсюда, как только неизвестной кончины, какая может быть радость сущему в скорби и горести? Какое веселие сидящему во тьме? Какая прохлада находящемуся в узах? Какое утешение ожидающему горькой смерти? Никакого"".

И действительно. Чем ты хочешь утешаться? Славою ли мира сего, скоро исчезающею? Именем ли или богатством, часто погибающим? Сластями ли и похотями плотскими, обращающимися в гной и смрад? Благолепием ли или красотою плоти, удобно тлеющею и изменяющеюся в прах и пепел?

Не имеешь ты, человече, чем бы мог утешиться в веке сем многоплачевном; напротив, плакать и рыдать здесь нужно тебе. Ибо не в отечестве живешь, но в изгнании, не в мире и покое, но в борьбе сильного ратоборства, не в радости и веселии, но в юдоли сей плачевной. Кто веселится, будучи в долгах? Кто утешается, находясь в темнице? Кто радуется, ожидая смерти? Никто.

Мир сей исполнен плача, а не веселия, скорби и печали, а не радости, тяжести и горести, а не утешения. Ничего в нем нет постоянного и непреложного. Радость его смешана со скорбию, веселие с печалию – слава изменчива, богатство пропадает, красота обращается в прах и пепел, плотское наслаждение переходит в смрад и гной. Наконец, все сие прерывается внезапною смертию и исчезает.

Ничего в мире сем нет достойного радости и веселия, ничего нет достойного утешения и благомыслия. Но все исполнено плача и рыдания. Век человеческий суета сует. Ибо родится человек от тли, растет в болезнях и недуге, жизнь свою изнуряет в скорбях и печалях, в молве, в буре, в безвестии и во всяком непостоянстве. Ибо везде беды, везде наветники, везде гонители, везде борьба и недоумения, везде боязнь и страх. Нигде нет мира и покоя.

Весь мир исполнен бед и немиролюбия. Куда ни обратишься, везде увидишь борьбу и ратование. Отсюда ратует объедение; оттуда пьянство; отсюда леность; оттуда бесчувствие; отсюда похоть; оттуда скверное рачение; отсюда страх; оттуда грех и преступление; отсюда бесстрашие. Нет ничего, о чем бы можно было в веке сем порадоваться.

А потом придет смерть, придет разлучение со всем и со всеми, придет внезапное изменение всего, душа пойдет в иной век и примет мзду по делам, которые здесь сделала, а плоть останется на съедение червей, обратится в смрад и гной. Нет ничего в мире сем радостного.

Потому не радуйся в веке сем плачевном, ни о чем временном не радуйся, потому что все в нем непостоянно и превратно, все в нем ложно и изменчиво. Если же хочешь утешаться – утешайся Одним Господом; если хочешь радоваться – радуйся о Едином Господе. Ибо радость плотская скоро гибнет, а радость о Господе вовеки пребывает; утешение земное внезапно исчезает и обращается в горесть, а утешение Пресвятого Духа всегда о Господе утешает и будет утешать во веки вечные – утешением неизреченным.

Итак, радуйся не о чем-либо ином, но о Господе. Радуйтеся о Господе вси правии сердцем, говорит пророк (Пс. 31, 11). И апостол говорит: всегда о Господе радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите (1 Сол. 5, 16-17). В этом наше спасение. Не о чем ином радуйся, только о Господе. Ибо всякая радость не о Господе есть ложь, обольщение; всякое утешение не о Господе есть тяжесть и смущение души. Итак, радуйся не о пище и питие, не о богатстве и славе мира сего, не о каких-либо красотах и бессмысленных по-хотях, но о Господе радуйся, а Едином Боге веселием веселись.

Во временном ни в чем нет истинной радости; там радость фальшивая, временная, безумная. Ибо во тьме света не бывает, в смерти жизни не найдешь. Во лжи правда не является. Радость мира сего фальшива, утешение его изменчиво, веселие легко и скоро проходит. На короткое время вывеет радость и утешение – и внезапно наступает горесть, на короткое время веселие – и внезапно плачь и рыдание; еще утешение не прошло – и уже постигла скорбь и печаль.

Потому радуйся радостию о Едином Господе и веселись веселием о Нем. Радуйся о Господе Боге, ибо Бог твой – Бог великий, вечный, бессмертный, всемогущий Вседержитель; Бог щедрый, милостивый, праведный, человеколюбивый и премилосердный; Отец щедрот, Бог всякого утешения. Его есть небо и земля, горы и холмы, дерева и дубравы. Его – всякое дыхание и вся тварь, видимая и невидимая, которая на небе и на земле. Его – солнце и месяц, звезды и все небесные стихии; Его – воды и реки, моря и озера, источники и бездны, град и снег, дожди и ветры, громы и молнии. Его – все люди и все роды земнородные. Его -ангелы, архангелы, престолы, господствия, херувимы, серафимы и все небесные силы. Там правда, там суд нелицемерный, сама благость и человеколюбие, там премудрость и источник разума. Там тишина, покой, небоязненность и беспечалие. Там слава, богатство, сокровища и вечное наслаждение. Там радость, веселие, свет, озарение, красота, благолепие, сладость и всякое утешение. Там свобода, простор, обилие и век неизменяемый. Там все есть, что только люди любят. Только прилепись к Господу Богу твоему всею душою твоею и о нем Едином радостию радуйся и веселием веселись.

Радуйся о Господе и приноси Ему благодарение, потому что Он сотворил тебя по образу и по подобию Своему – привел тебя от небытия в бытие, славою и честию венчал тебя. Не сотворил тебя зверем, или китом, или другим каким животным, но человеком, тварию разумною, почтил душу твою бессмертием и свободною волею. Если мы и умираем плотию временною, то переселяемся в лучшие селения и душою пребываем вечно – пребываем не тысячу, или две, или три тысячи лет, но веки вечные, конца не имеющие.

Радуйся о Господе и приноси Ему благодарение, потому что Он все сотворил ради тебя. Ради тебя сотворил Он все небо и землю, солнце, луну и все звездное – небесное – украшение. Ради тебя существуют звери, скоты, птицы пернатые и всякое животное. Ради тебя – моря, реки, источники, озера, различные рыбы, превеликие киты. Ради тебя – леса, дубравы, различные пустыни. Ради тебя сотворено все видимое и невидимое.

Радуйся о Господе и приноси Ему благодарение, что Он все о тебе устроил праведно и милосердно и непрестанно промышляет о душе твоей: защищает тебя. Сохраняет тебя, покрывает тебя, заступает душу твою, дарует тебе крепость, здоровие, живит тебя, вразумляет тебя, просвещает тебя на всякие добрые дела. Все делает о тебе праведно и милосердно.

Радуйся о Господе и приноси Ему благодарение, что Он, Бог всесильный и пребогатый, тебя ради обнищал, тебя ради соделался человеком, чтобы соединить тебя воедино с Собою. Не возгнушался взять наше естество, чтобы отдать всего Себя нам. Тебя ради Он положен был в яслях; тебя ради повит был пеленами одевающий небо облаками; тебя ради в осьмой день обрезан был; тебя ради бежал в Египет; тебя ради крестился в Иордане; ради тебя преклонил Главу Предтече – да тебя вознесет горе; не требуя крещения, крестился – да подаст тебе крещением очищение.

Радуйся о Господе и приноси Ему благодарение, потому что ради тебя Он был бит, бесчещен, оплеван, заушен, связан, уязвлен терновым венцом; ради тебя пригвоздил руки и ноги Свои на кресте, вкусил оцта и желчи, прободен был копнем в пречистое ребро Свое; ради тебя излиял пречистую кровь Свою, искупил тебя кровию Своею; тебя ради положен был во гроб; тебя ради в третий день воскрес из гроба – да дарует всем нам воскресение от гроба.

Радуйся о Господе и приноси Ему благодарение за то, что, если ты и тьмами тем согрешаешь пред Богом, Он милостиво принимает тебя кающегося. Сколько ты пред Ним согрешаешь! А Он тебя не отвергает. Сколько делаешь преступлений! А Он не отвращается от тебя. Сколько ты падаешь! А Он восстановляет тебя, долго терпит и не тотчас предает тебя смерти, но ожидает обращения твоего даже до самой смерти, когда ты, может быть, обратишься. Он дал тебе закон и видение воли Своей, не лишил тебя крещения, не оставил тебя быть погруженным в иноверии или пагубной ереси.

Слава неисповедимому Его Милосердию! Слава премудрому Его устроению! Слава неизреченной и непостижимой Его благости и человеколюбию! Яко Тому подобает всякая слава, честь и держава с безначальным Его Отцом и с Пресвятым, и благим, и животворящим Духом ныне, и присно, и во веки веков, аминь.

Часть Первая

Глава Первая

О том, что первою причиною падения Адамова было неразумие и совершенное непознание себя

Многие полагают многие и различные причины Адамова падения: одни – неверие, другие – непослушание, третьи – гордость и славолюбие, иные же – иные различные причины. Мы же ни одной из них не признаем первейшею, кроме неразумия и нерассмотрения всех вещей.

Первейшая Адаму заповедь в раю была – делать и хранить, то есть делать разумом, чтобы хорошо разуметь, и хранить заповедь, чтобы не нарушить ее. Но так как он не делал разумом, то и заповедания не сохранил, ибо от неделания умного прежде всего в Адаме возникло неверие – неверие Богу, сказавшему и заповедавшему; потом от неверия родилось преслушание и преступление; от преступления же явилось отпадение от Господней благодати и отчуждение от Божественной любви Его.

Если бы Адам разумел Благодетеля и порассудил о заповедании, то не неверовал бы заповеданию, а если бы веровал, то не преслушал бы, не вкусил бы от заповеданного древа, не был бы изгнан из рая, не подпал бы смерти и тлению, и Бог не творил бы стольких о нас чудес до тех пор, пока не привел нас в разум и познание всех вещей.

Как Адам отпал от Бога и благодати Его не по какой-либо другой причине, а по неразумию, так и мы не иным чем можем присоединиться к Нему, а только разумом и познанием всех вещей. Ибо кто истинно познал себя, тот познал Бога, а кто познал Бога, тот познал себя – тот соединился с Богом и, почив от всех дел и трудов своих, вошел во святилище Божие и всегда приносит умную службу Богу.

Но никто не может познать Бога до тех пор, пока прежде не познает себя; не познает же и себя как должно, если не придет прежде в познание твари и в рассмотрение всех вещей, видимых и разумеваемых в мире. А когда придет в познание тварей, тогда может прийти и в познание себя и Бога. И таким образом придет в совершенное соединение любовию с Богом.

Итак, если кто истинно хочет познать Господа, познать себя и с Ним соединиться любовию, тот должен прежде познать всю тварь видимую и разумеваемую, чтобы иметь рассмотрение всех вещей и всей твари: от кого и для чего все сие – так, чтобы ни одна вещь не была от него утаена и не производила недоумения; потом познать себя и все о себе таинство; затем познать Бога и все Его неизреченные благодеяния. Так человек приходит в совершенное познание всего. Ибо подобает прежде уразуметь все дольнее, потом – горнее: не от высшего должны мы нисходить к низшему, но от низшего восходить к высшему. Поэтому Бог положил пред очами нашими всю тварь и все устроение мира как бы некое училище, или зерцало, чтобы, поучаясь, восходили мы от дольнего к горнему. Но если мы не познаваем дольнего, то как можем уразуметь горнее?

От разума и познания рождается вера, от веры – хранение заповедей Божиих, от хранения заповедей Божиих – упование на Бога, от упования же на Бога – Божественная любовь, которая, умножаясь постепенно, приводит в постепенное соединение с Богом и – исполнение закона и пророков.

Насколько процветает разум, настолько возрастает вера; насколько возрастает вера, настолько умножаются добродетели – настолько усиливается и упование на Бога; и сколько кто уповает, столько и любит Бога, а сколько кто любит Бога, столько и соединяется с ним, наслаждаясь Его Божественною славою.

От неразумия рождается неверие, от неверия – преслушание, от преслушания же – всякий грех и преступление. Как может кто-либо веровать, ничего не разумевая? Неверующий же и ничего неразумевающий как может сохранять заповеди Господни? Несохраняющий же заповедей Господних как может иметь упование на Бога и любовь к Нему? Никак.

Итак, прежде всего подобает учиться не только внешнему труду, но и умному деланию: разуму и познанию. Научившийся разуму и познанию всех вещей удобно всему верит – сохраняет все заповеди Господни, уповает на Бога, любит Его всем сердцем своим и – соединяется с Ним воедино: весь бывает в Боге и Бог в нем пребывает. Таковый прежде воскресения приемлет воскресение души и прежде конца жизни наследует жизнь вечную, потому что у него – жизнию разума и познания – пожерта бывает смерть бессловесия: се бо, сказано, есть живот вечный, да познаем Господа; а не разумевать о Нем – смерть.


Быстрый переход для посетителей, зашедших на эту страницу непосредственно из Интернета:
1. На меню сайта
2. На главную страницу сайта и меню
3. На базовую страницу сайта и меню с дополнительной и справочной информацией.